История восьмая. Выжить помогла песня
Дети войны
Любовь к творчеству Нина Михайловна Соколова пронесла через всю жизнь. Ни война, ни пережитые горести не стали помехой
Любовь к творчеству Нина Михайловна Соколова пронесла через всю жизнь. Ни война, ни пережитые горести не стали помехой. Песня не раз выручала в трудную минуту. Нине Михайловне уже 90, но не писать стихи и музыку не может. В ее семье всегда царила музыкальная атмосфера. В школьные годы в родной Ветке часто собирались с друзьями и пели под гитару любимые «Сулико» и «По Дону гуляет». Так было до 1941 года.

В путь – с гитарой
Когда началась война, Нине исполнилось 16. Ее отец Михаил Киреевич ушел на фронт и больше не вернулся. Погиб в польском концлагере в 1942 году.

– Брат Петр только окончил десятилетку и готовился поступать в Высшее военно-морское училище имени Дзержинского в Ленинграде, – вспоминает Нина Михайловна, рассматривая пожелтевшую от времени фотографию. – Уехал он туда через неделю после объявления войны.

Нина вместе с другими жителями города активно начала помогать фронту. Сначала отправилась со старшеклассниками на ремонт дороги возле Добруша. А после бомбежки вернулась домой и копала за городом с другими учениками противотанковые рвы, стирала раненым солдатам белье, бинты.

– В июле 1941-го, когда фашисты в очередной раз бомбили с воздуха, секретарь Ветковского райкома поручил моей маме Пелагее Кондратьевне возглавить эвакуацию скота колхоза «Пролетарская победа». Всего 700 голов – крупный рогатый скот, племенные овцы и немного лошадей. Чтобы спасти стадо, нужно было угнать его подальше на восток.

Для сопровождения животных создали бригаду из 14 человек. Самой младшей в ней была 10-летняя сестра Нины – Раечка.

– Дедушка Кондрат приехал за нами в 5 часов утра. Помню, как оставшаяся за хозяйку бабушка Мария причитала: «И куда это вы едете? На кого меня оставляете?»

Мама успокаивала ее, говорила, что скоро вернемся. Когда собрались выезжать, Рая вспом­нила, что не взяли гитару. Мама завернула инструмент в материю и брезент, бережно привязала к сундуку, где лежали самые необходимые вещи.

В саду у Бородиных (в центре с цветами – Нина, в шляпе – Петр), 1940 г.
И в пыли, и под дождем
– Прощаясь мыслями с Веткой, я заплакала и долго не могла успокоиться. К вечеру мы доехали до места стоянки стада. Мама собрала всех и сказала, что с сегодняшнего дня нашей крышей будет небо, а домом – повозки. Под ними мы спали в первую же ночь. Рвали траву и стелили вместо постели. В свободное время на стоянках, сидя под телегой, я вела дневник. Ребята говорили:

«После войны, Нина, напиши о нас книгу». Но дневник, к сожалению, не сохранился...

В летние дни бригада проходила больше 20 километров. По извилистому маршруту в густом облаке пыли или под дождем. Ноги вязли в раскисшем черноземе. Но никто не сдавался.

– Все лето и начало осени спали в одежде, накрывались соломой. Иногда засыпали при ясной погоде, а просыпались практически в лужах. По вечерам доили коров, а молоко сдавали государству на придорожных пунктах, но в основном отдавали раненым солдатам. В дороге как могли оберегали животных и очень заботились о них. Когда в Курской области коровы заболели ящуром, остановились на неделю на карантин. А было и так: ранней зимой хвосты вмерзали в снег с грязью, потому что стадо спало на земле. Мы грели воду и их оттаивали.

Пятикурсница Нина в Ленинградском государственном университете, 1949 г.
По фронтовым дорогам
Ночные дежурства были для Нины настоящим испытанием. До этого она никогда с такой радостью не встречала рассвет и не слушала пение петуха. Только Рая была освобождена от дежурств. Но, несмотря на возраст, наравне со взрослыми переносила все тяготы пути. Когда осенью, например, родились ягнята, ее обязанностью стало выхаживать и кормить их.

– Мы стригли овец, а шерсть сдавали государству, за что районная власть выдала нам валенки. Какое-то время было тепло. Но суровой зимой 1941-го и они не помогали согреться. Холод пронизывал до костей.
За пять месяцев отряд прошел более 1000 километров по шести областям: Гомельской, Брянской, Орловской, Курской, Воронежской и Саратовской. К назначенному селу Низовка подошли ближе к ночи. По указанию председателя сельсовета хлопцы погнали стадо в колхозные сараи, а остальные разместились в одном из домов.

– Хозяйка принесла солому для постели и угостила картошкой в мундирах. Последний раз бригада ночевала вместе. Утром нас разместили по группам в разных домах.

С первых дней оседлой жизни все ребята выполняли разные колхозные работы. Нина трудилась учетчиком тракторной бригады: измеряла площади полей, вспаханные за смену, и расход горючего. А по вечерам выступала на сцене в сельском клубе: читала стихи, пела и танцевала.

– Вскоре наши парни ушли на фронт. Двое погибли. Мы вернулись в Ветку в 1944 году.
* * *
В 1949-м Нина окончила Ленинградский государственный университет имени А. А. Жданова. В этом же году вышла замуж за офицера железнодорожных войск Михаила Соколова. Из-за его службы семья сменила 11 мест жительства. И в 1965-м окончательно переехала в Минск.

Нина Михайловна с мужем Михаилом Ивановичем, 1949 г.
– В студенческие годы я наконец встретилась с братом, которого не видела всю войну. Это было 23 октября 1945 года. Петр воевал в Карелии, на Донском, Сталинградском и других фронтах. Награжден орденом Отечественной войны II степени, тремя орденами Красной Звезды. После войны окончил физический факультет Ленинградского университета. Сестра Рая – этот же вуз. Сейчас живет в Санкт-Петербурге.

В 2010 году Нина Михайловна издала три книги – «Наследие», «Гармония души», «Солнечный балаганчик». В них – рассказы, стихи, воспоминания о военном времени.

Пять лет назад умер Михаил Иванович Соколов. Но рядом с Ниной Михайловной – любящие дочери, четыре внука и три правнука. И, конечно же, дорогие сердцу написанные ею песни.