«Я помню! Я горжусь!»
Публикуем работы участников конкурса
Итоги конкурса
«Я помню! Я горжусь!»
Конкурс «Я помню! Я горжусь!» был посвящен Году исторической памяти и проводился издательским домом «Беларусь сегодня» и Министерством образования Республики Беларусь.

Всего в конкурсную комиссию поступило более 600 творческих работ с различных регионов страны. Авторы кропотливо работали над текстами, вспоминали рассказы участников и свидетелей Великой Отечественной войны, искали сохранившиеся фото, наградные документы и сумели искренне и трогательно передать истории человеческих трагедий и судеб.
Конкурсной комиссией были подведены итоги конкурса и определены победители и финалисты, награждение которых прошло 15 сентября 2022 года в Белорусском государственном музее истории Великой Отечественной войны.

Результаты конкурса и победителей вы можете узнать в материале газеты «СБ. Беларусь сегодня» от 16.09.2022 и по ссылке. С лучшими конкурсными работами вы можете ознакомиться на этой странице, которую мы будем регулярно обновлять.

Поздравляем победителей и благодарим всех участников проекта «Я помню! Я горжусь»!
Прывітанне, родны!

Цёплы, але дажджлівы вераснёвы дзень час ад часу ўсміхаўся нам сонейкам, вітаў водарам грыбоў і прэлага лісця. Здаецца, на шляху між Веткай і Добрушам гэты водар асаблівы: на малой радзіме ён набывае дадатковыя выразныя адценні нечага роднага, блізкага і вельмі смачнага. Едзем да прадзядулі на магілку. Едзем упершыню, таму правільней будзе сказаць: шукаем. Сучасныя сродкі навігацыі не дапамагалі аніяк. Падказкі тэлефонных кансультантаў – бабулі і таты - неяк разыходзіліся з той лясной рэчаіснасцю, якую мы назіралі з-за акна аўтамабіля. Пакуль я шукала хоць нейкія прыродныя арыенціры, прыгадваліся факты з сайта pamyat-naroda.ru і аповеды бабулі пра яе тату – працавітага, адказнага, шчырага прадзядулю Стэфана, які частаваў мяне самымі смачнымі ў свеце грушамі.

…З самага дзяцінства ведаю гісторыю пра тое, што на Вялікай Айчыннай вайне прадзядулю выратавала ад смерці іконка, якая была ў яго кішэні дзесьці ля сэрца. Менавіта туды пацэліла куля. Іконка прыкрыла сабой прадзядулю, адбіла кулю сваёй жалезнай асновай і сілай моцнай веры, якая была ў сэрца майго продка. З гэтай іконкай прадзядуля вярнуўся з вайны. Захоўваў яе, выціснутую ад кулі, як сведку здзейсненага Богам цуда. «А што гэта за іконка, бабуля?» – аднойчы спытала я. Бабуля мяркуе, што там была выява або трох анёлаў, або свяціцеля Васілія Вялікага, святога Грыгорыя Багаслова і Іаана Златавуста.

Прадзядуля Стэфан родам з Тарасаўкі – невялікай вёсачкі, што знаходзіцца ў Веткаўскім раёне. Калі я нарадзілася, прадзядуля ўжо жыў у Ветцы. Пазней чарнобыльская трагедыя разагнала нашу сям'ю па розных кутках Беларусі. Прадзядуля нікуды не паехаў. Часам адчуваю сябе насеннем з дрэва, што засталося тут, на Гомельшчыне, у Ветцы. Насенне разляцелася ў розныя бакі, упала на глебу, прарасло, дало плён. Вось цяпер я, насенне прадзядулі Стэфана, еду да яго, роднага і дарагога, разам з мужам і дачушкай…

Лясныя могілкі! Зварочваем з дарогі ў лес. Ідзем. Працягваем пошукі. Тэлефануем да таты. Апісваем дакладна, што бачым. Ёсць агароджа? Значыць, не тыя. Вяртаемся ў машыну. Едзем далей. Квэст працягваецца. Шукаем, акропленыя веткаўскім дажджом.

…Прадзядуля нарадзіўся ў 1904 годзе. Скончыў чатыры класы гімназіі. Ажаніўся з маёй прабабуляй – Дамінікай Максімаўнай. У іх было чацвёра дзяцей. Самая малодшая – мая бабуля Марыя. Яна нарадзілася ў 1938 годзе. Вайну крыху помніць. Помніць, што на зіму сыходзілі ў лес. Бралі з сабой карову. Вярталіся вясною. Жылі ў бліндажы, бо ў іх хаце размяшчаўся нямецкі штаб. На дварэ – акопы… А прадзядуля ў гэты час ваяваў.

Ён узнагароджаны двума медалямі "За адвагу", а таксама Ордэнам Чырвонай Зоркі. Першы медаль "За адвагу" атрымаў 5 лістапада 1943-га за тое, што на пераправе праз раку Сож у ваколіцах Веткі, стоячы па калена ў вадзе, нягледзячы на шквальны агонь праціўніка, рабіў пешаходны мосцік. Другім медалём "За адвагу" прадзядулю ўзнагародзілі як радавога сапёра 23 лютага 1944 года. Пад моцным кулямётным і мінамётным агнём праціўніка ў Парыцкім раёне ён зрабіў праход у агароджы з дроту і абясшкодзіў 27 мін, такім чынам праклаў шлях для наступаючай пяхоты. Вяртаючыся з задання, пад агнём праціўніка перавязаў і вынес з поля боя раненага камандзіра стралковага ўзвода. У баі прадзядулю кантузілі. Магчыма, гэта тады іконка выратавала яму жыццё.

Ордэн Чырвонай зоркі з'явіўся на грудзях прадзядулі ў ліпені 1944-га. На працягу трох гадзін наш герой будаваў пешаходны мосцік на разбураным чыгуначным масце на рацэ Бярэзіна ў ваколіцах Бабруйска. Пад моцным артылерыйска-мінамётным агнём праціўніка. Стоячы ў вадзе.

...Спыняем машыну. Ідзём да грыбнікоў. Пытаем пра лясныя могілкі. Грыбнікі кажуць, што недалёка адсюль іх бачылі. Трэба прайсці ці праехаць у глыб лесу. Так і робім. Знаходзім старыя могілкі – без агароджы, як і казаў таты. Ідзём управа. Бачу знаёмыя вочы, што глядзяць на мяне з вечнасці.

- Прывітанне, родны!

Ліст да дзядулі

Ахоўваюць сосны, дзядуля, твой вечны спачын.

З галін іх ляціць калыханка ў ціхую вечнасць.

Ты з вечнасцю зараз, дзядуля, адзін на адзін.

Я веру, што раны вайны табе вечнасць залечыць.

Яны неўміручыя, праўда, былі пры жыцці?

Было з імі цяжка, хоць іх бінтавалі любоўю.

У вечнасць, дзядуля, табе прывітанне ляціць:

Малітва нашчадкаў тваіх. Любім! Помнім!

Алена КАЗЛОВІЧ
Вспомним всех поименно

Прадедушка не любил рассказывать про события давних лет. Бывало, усядешься к нему на колени, начнешь расспрашивать, а он нахмурится, махнет рукой: "Всякое было, чего вспоминать". Награды не прячет, дает играть. Мы с братьями забавно нацепим и гордо маршируем по квартире. Мама ругает, забирает награды и с трепетом складывает в коробочку, подолгу разглядывая каждую. Прабабушка наблюдает со стороны, грустно так улыбается. Потом подзовет маму и нас и начинает тихо рассказывать. Мама слушает внимательно, затаив дыхание, а мы возимся рядом. Малы еще, не все понимаем.

Время неумолимо летит. Нет уже наших любимых стариков. Мы выросли. Сейчас наш долг восстановить, сохранить и передать нашим близким память о тех невероятно сложных и трагических годах, о преданности своей Родине и верности в любви во имя добра и мира на земле. А рассказать действительно есть о чем.

Мой прадед Рапицкий Евгений Степанович родился 1 мая 1922 года в деревне Ротань Крупского района Минской области. На фронт был призван к строевой в 19 лет Ворошиловским военным комиссариатом после окончания кулинарного училища в июне 1941 года. Служил в составе Донского и Белорусского фронтов. Был пехотинцем, после окончания курсов в марте 1942 года – командиром танка. Совмещал военное дело с работой на военно-полевой кухне. Прошел всю войну, на фронте был дважды тяжело ранен и прожил с осколком в височной области всю жизнь. Прадед награжден орденом Красной Звезды, медалями: «За взятие Кенигсберга», «За отвагу» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

Моя прабабушка Максимович Екатерина Михайловна родилась 1 августа 1926 года в деревне Слобода Горецкого района Могилевской области в многодетной семье. В 16 лет прабабушка работала на заготовке торфа, а затем в 1942 году была вывезена с другими подростками грузовым эшелоном в фашистскую Германию, где находилась в концлагере до июня 1945 года. Хрупкая девочка-подросток с раннего утра до позднего вечера тягала булыжники, предназначенные для строительства, а ночью у нее брали кровь для раненых немецких солдат. Об этом страшном времени всю жизнь напоминал ужасный шрам на руке – вытравленная татуировка лагерного номера.
Война оставила неизгладимый след в памяти выживших и невосполнимую утрату для тех, кто потерял своих близких. Моя прабабушка осталась жива, освобождал ее мой прадед. Тогда он и влюбился в пронизывающие измученные огромные карие глаза и сразу сделал предложение. Любовь с первого взгляда и на всю жизнь. Но девушка рвалась домой. Безумно хотелось к маме. Хотелось верить, что все целы и невредимы. Чуда не произошло. Осталось в живых только пятеро из одиннадцати детей, но и родители. Все смешалось: и горе, и радость.

Прадедушка тоже вернулся домой. Тут все живы. Он единственный сын и пришел. А как же девушка с карими глазами? Надо искать! Нашел по тем врезавшимся в память наспех брошенным фразам, которыми удалось перекинуться в радостно-печальной суматохе при освобождении узников концлагеря.

Евгений и Екатерина расписались. Переехали в Брест, где у них родилась дочь Татьяна – наша бабушка. Всю жизнь прожили скромно, но дружно. Прадедушка был поваром по призванию, ушел на пенсию в 84 года. Прабабушка работала бухгалтером, а после выхода на пенсию посвятила себя воспитанию внуков и правнуков.

Окруженные заботой и вниманием, чувствуя свою нужность и любовь, наши герои ушли из жизни в возрасте девяноста лет. Добрые, чуткие, готовые всегда откликнуться на чужую беду, они навсегда останутся для нас примером мужества, твердости духа, высокого служения делу тех, кто, бесстрашно рискуя жизнью, спасал и защищал нашу Родину.

Ксения ПЕТРОВСКАЯ
«Письмо прадедушке»

Здравствуй, мой дорогой и любимый прадедушка!

Почему я пишу тебе это письмо? Просто я очень сильно скучаю по тебе, мне тебя очень не хватает. Я понимаю, что письма пишут живым, но ты для меня жив. Жив в моей памяти, в моём сердце.

Мне очень трудно принять то, что тебя уже нет с нами. Я плохо помню тебя, но помню только самое хорошее. Твои тёплые руки, твою улыбку, добрый взгляд. Твой образ навсегда останется у меня в памяти.

Тебя звали Никодим Антонович. Ты родился в тяжелое время. Детство было трудным. Иногда недоедал, голодал. Годы твоей юности пришлись на революционное время. Пришлось пережить лишения, потерю близких и родных людей.

Я была совсем маленькая, но очень хорошо помню твой рассказ, как ты вынужденно оставил семью и уехал строить аэродром в город Белосток. Было это перед самой Великой Отечественной войной.

15 октября 1944 года ты был призван на I Белорусский фронт. Принимал активное участие в боях с немецкими захватчиками. Ты вплавь форсировал реку Одер, красную от крови раненных и убитых товарищей. Фашисцким снайпером был лишён глаза. Ты герой! Ты дошёл до Берлина.

Были в твоей жизни и светлые моменты – женитьба на красивой доброй девушке Марии, моей прабабушке, рождение троих детей.

Прадедушка Никодим! Я не перестану говорить: ты был очень хорошим человеком. Я всегда с любовью и трепетом пересматриваю наши семейные фотографии. К большому сожалению, с тобой у меня только одна фотография, зато она для меня одна из самых ценных. На этой фотографии я маленькая, вместе со своей двоюродной сестрой.

Ты заслужил много наград: медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», медаль: «За отвагу», орден Отечественной войны I степени.

Я обещаю, что имя твоё всегда будет в памяти потомков. Спасибо тебе, мой милый прадедушка, за победу, за мир, за то, что имеем возможность жить, радоваться и радовать.

Любящая тебя правнучка Ксения Иванова
Маці дачакалася


"Аляксей, Алёшка, сыначка мой родны, - баба Марыя развітвалася з маім дзедам…Хаця, які ён там дзед! 18-цігадовы хлопец, які тры гады пражыў пад немцамі – як толькі маці не маліла Бога, каб толькі ў Германію не забралі.

Было шостае жніўня 1944 года. Немцаў з Брэста выбілі толькі тыдзень таму. Мабілізацыя распачалася адразу. Ворага трэба было гнаць далей. Усе разумелі, што перамога блізка. Але колькі яшчэ спатрэбіцца маладых жыццяў, не ведаў ніхто.

Баба Марыя павісла на шыі сына. Хлопец саромеўся, але адпіхнуць маці не пасмеў. Ён ўсё разумеў. Бацька, Сцяпан Іванавіч, пайшоў з жыцця перад самай вайной. Алёшка быў адзінай матчынай надзеяй. "Мама, не плачце так. Я павярнуся. Абавязкова, - шаптаў ён і ніяк не мог адважыцца пацалаваць заплаканыя матчыны вочы. "Ты толькі пішы мне, сынок, толькі пішы. А я маліцца буду. Буду Бога прасіць, каб дзетак тваіх яшчэ ўбачыць."

Служыць Алёшка трапіў на Трэці Беларускі фронт, куляметчыкам. Часу вучыцца не было. Ваенную навуку Аляксей спасцігаў адразу ў баявых умовах, пад Кенігсбергам. Спякотна было. І гэта не пра надвор'е Ад кулямета часам папіросы можна было запальваць.. Дзень ці ноч – Аляксей часам не мог разабраць. А яшчэ страшна было. Страшна не памерці. Страшна было забіваць.

І, каб пазбыцца таго страху, ён пісаў. Пісаў кожны дзень. Пісаў да маці. Ён не пісаў пра свае страхі. Не пісаў, як плакаў, калі карміў шакаладкай нямецкага падлетка, на пару гадоў за яго, Аляксея, малодшага.

Ён пісаў пра сяброў – пра сапраўдных герояў. Пра іх мужнасць і адвагу. Пра іх агульныя "пасляпераможныя" планы. Сціпла пісаў пра сябе. Пра тое, што навучыўся іграць на гармоніку. Пра тое, што вывучыў шмат прыгожых песень і ёй абавязкова спяе, калі вернецца дадому. А ён абавязкова вернецца, ён жа абяцаў.

У сакавіку 1945 баба Марыя нечакана атрымала ліст з Саранска. Спачатку не магла разабраць ні слова, рукі трэсліся, перад вачыма ўсё плыло. Але ж…Такія родныя літары – Алёшкіны! Жывы! Паранены, але жывы!

Аляксей вярнуўся дадому ў 1950 годзе з жонкай Зінаідай. Баба Марыя дачакалася сына. Яе не стала 25 сакавіка 1951 года. У гэты дзень у Аляксея нарадзілася дачка.

Ганна Кароль
История любви военных лет

1, 2, 3… 60. Часы отбивают Минуту Молчания. Каждый год 9 мая наша большая семья собирается у моей бабушки Любови Фоминичны Федосенко, ветерана Великой Отечественной войны, даже сейчас, когда её уже нет с нами. За праздничным столом в День Победы мы всегда вспоминаем всё, что дорого нашей бабушке Любе. Здесь всё: и радость встречи, и ощущения праздника, и любимые военные песни, и дорогие как память фотографии семейного альбома.

На фотографии – супруги Федосенко Василий Иванович и Федосенко Любовь Фоминична. Дата - 20 марта 1941 года. Взгляды и жесты их трогательны, близки и радостны. Они такие же, как и мы, смеются, волнуются перед объективом, их глаза наполнены мечтами и надеждами о своём будущем.

Проводив мужа на фронт, Любовь Фоминична из Белоруссии эвакуировалась сначала в Харьков, а затем в Татарстан. Там работала. Чтобы вернуться обратно на родину, в НКВД предложили закончить спецшколу разведки в г. Москве. Это был 1942 год.

Молодых девушек и ребят обучали подрывному делу, секретам конспирации, обращению с оружием. Спустя 3 месяца её направили в отряд Веры Хоружей. С трепетом и волнением ожидала письма от мужа. Спустя два года молчания пришло долгожданное письмо. Мысли были разные. И вот решено, во что бы то ни стало встретиться с любимым, хоть одним глазком его увидеть, обнять. А дальше, хоть куда её пошлют, поедет.

После очередного задания командир отряда сказал, что девушек и ребят заберут в Москву. И тогда Люба написала письмо в ЦК, что всё будет делать, только чтобы они с мужем были вместе. Из воспоминаний: «Ждем мы самолет, а это ночь, темно, как в бочке. И какой-то самолет кружит над нами, а потом как даст по нас бомбами. Это был „мессершмитт". Он пошел на новый разворот, а в это время наш самолет „У-2"опускается, и как раз под елку, где я рядом стояла. Этот летчик чуть присел над землей и давай сразу подниматься, потому что он знает: немец сейчас сделает разворот и опять пойдет стрелять. Я зацепилась за крыло и кричу: „Мне в Москву, у меня разрешение". Он даже матюкнулся: „Садись!". Так и летели с ним вдвоем».

Прилетев в Москву, Любовь Федосенко стала проситься у военного коменданта туда, где воюет муж. Ей отвечали, что это невозможно, отправляйтесь назад. Было отчаяние, были слёзы, голодная, побитая, но как же назад. Пропуск был всё же выписан. Нашла Люба своего мужа на самой передовой. Из воспоминаний: «…И вдруг вижу — идет в землянку начальство: майор, полковник. Здороваются за руку все. Каждый сказал свое слово, что жена нашла мужа в траншее, это же настоящая жена, документы есть. Это же такая женщина, дайте посмотреть на такую женщину. Они такие слова говорили, они все плакали. Я тот вечер всю жизнь помню». Осталась Люба в части санитаркой, ходила с мужем в разведку.

Моя бабушка рассказывала, что была очень смелая и отчаянная. Бывало, идёт за раненным, а там миномёт бьёт. Ей кричат: «Ты куда прёшь, баба?! Он (раненый) уже труп!». Она подползает, прислушивается: «Дышит!». Взваливает на плечи или просто за ноги оттягивает в медпункт. За большое количество вынесенных с поля боя раненных Любовь Фоминичну наградили орденом Красной Звезды.

В 1944 году, когда выходили из окружения, мужа тяжело ранило разрывной пулей. Медикаменты кончились. До самого госпиталя Люба была рядом с любимым, но у него уже началось заражение крови, и он умирает в канун Нового года на руках своей супруги. И ей хотелось самой умереть, но она носила под сердцем ребёнка. И только это удержало её. Из воспоминаний: «Похоронила я мужа первого января, а через тридцать восемь дней у меня родился Вася, он с сорок четвертого года, сам уже имеет детей. Мужа звали Василий, сын у меня Василий Васильевич, и внук у меня Вася… Василек…».

Ну, а что дальше: мирная жизнь, уроки Мужества в школах, воспитание внуков (их шестеро) и правнуков, неиссякаемый запас энергии, бодрости и оптимизма. Она всегда была и будет самым важным человеком в нашей большой семье…

Оксана Смельняк
Пісьмо прадзеду

Майму прадзядулю Прыгодзічу Пятру Пятровічу…

Ізноў спусціўся на зямлю вясновы месяц май… Такі ж, які быў і ў цябе, мой прадзядуля, у далёкім 1943-м … Штогод гэты месяц прыносіць нам добры сонечны настрой і адначасова горкія ўспаміны. Ізноў мая бабуля, а твая дачка Аляксандра, адкрывае таямнічую скрынку з пажаўцелымі трохкутнічкамі, мы перачытваем лісты і ўспамінаем цябе, мой дарагі прадзядуля Пятро. Канечне, мы ніколі з табой не бачыліся, бо ты не дачакаўся майго нараджэння. Аднак не было ні аднаго сямейнага свята, каб цябе не ўспаміналі.

Часта мая бабуля, узгадваючы твае ўспаміны пра вайну, адварочваецца ад мяне і глядзіць на голую сцяну, быццам у ёй яна бачыць таго маладога салдата з фотакарткі, які адпраўляецца на фронт. Па шчацэ бабулі ціхенька коціцца сляза…

Як шкада, што ты мяне не пачуеш, што нам нельга пасядзець на лавачцы каля хаты і пагаварыць. Столькі ўсяго хочацца даведацца… А ведаеш, мне вельмі шмат пра цябе расказвала бабуля.

… Што нарадзіўся ты ў 1922 годзе ў вёсцы Лышча Пінскага раёна Брэсцкай вобласці. Быў сынам простых сялян. З дзяцінства дапамагаў бацькам на гаспадарцы, у полі. Да вайны працаваў у калгасе. Падчас вайны быў стралком 205-га Гвардзейскага Чырвонасцяжнага стралковага палка. Пасля вайны, цяжка паранены ў руку, вярнуўся ў родную вёску. Працаваў кладаўшчыком. У маі 1945 года пры фарсіраванні ракі Одэр у складзе ўзвода адным з першых дасягнуў супрацьлеглага берага і завязаў бой, праявіў сябе адважным і рашучым байцом. Ты ўзнагароджаны Ордэнам Чырвонай Зоркі, Ордэнам Айчыннай вайны 2 ступені, медалём «За вызваленне Прагі», «За Перамогу над Германіяй у Вялікай Айчыннай вайне 1941-1945 гг.».

… Што пражыў 78 гадоў, і толькі ў дзень смерці ўсе пачулі гісторыю пра твой геройскі ўчынак ад сябра – аднавяскоўца Франца Лінкевіча, якога ты выцягнуў з поля бою.

… Што пра вайну не любіў успамінаць, а калі аднойчы ў Дзень Перамогі папрасілі што-небудзь сказаць, то не змог стрымаць слёз.

Мая матуля, твая ўнучка Таццяна, гаварыла аб адной тваёй асаблівасці: ты ніколі не насіў кашулю з кароткім рукавом, нягледзячы на самае спякотнае надвор'е. Аказалася, што частка рукі каля пляча была «выдрана» асколкамі снарадаў, мела страшэнны выгляд, таму ўсё жыццё ты стараўся яе хаваць.

Ты не хвалюйся, прадзед, твае ўзнагароды старанна захоўваюцца ў нашай сям'і. Беручы іх у рукі, я адчуваю, як ад іх вее цяплом. Я хачу быць такой жа моцнай духам.

Ведаеш, прадзядуля, я лічу, што пайсці ваяваць – гэта подзвіг, а вярнуцца жывым - гэта два. Ты ж прайшоў усю вайну! Вярнуўся на радзіму, выхаваў сына, дзве дачкі і пакінуў пасля сябе годную змену – нас – тваіх нашчадкаў: 6 унукаў, 12 праўнукаў і ўжо аднаго прапраўнука! Я ўпэўнена, што абавязкова раскажу пра цябе сваім дзецям.

Мне здаецца, што калі б я магла ўбачыць цябе, то пабегла б насустрач, абняла моцна-моцна і заплакала, таму што цяжка стрымаць свае пачуцці і выразіць словамі падзяку за тое, што проста жыву на гэтай мірнай зямлі!

Твая праўнучка Алеська Факадзей
Когда началась война…

Когда началась война, моему деду Виктору было одиннадцать лет. На всю жизнь он запомнил тот день, когда услышал ужасное слово: "Война!" Вот что рассказывал дед нам, внукам, про воскресное утро 22 июня 1941 года.

В тот день он пошел к реке Марочанке ловить рыбу. Вдруг услышал какой-то тревожный гул, похожий на пчелиный рой. Потом увидел, что над полем медленно и тяжело, словно стонущий от большого груза, летит самолет. Он долетел до деревни, и с него началась стрельба.

В деревне была необычная суета. Люди, собравшись в кучки, о чем-то говорили. Женщины плакали... А потом пришли немцы. Точнее сказать, не пришли, а примчались на мотоциклах. Над деревней каждый день кружились, ревели немецкие самолеты. А однажды появился и наш, советский. Он пролетел над шоссе, сбросил несколько бомб на колонну фашистских машин и, развернувшись, хотел возвращаться обратно. И тут на него врасплох напали два немецких истребителя. Воздушный бой был недолгим. Наш самолет загорелся и пошел вниз, охваченный пламенем, волоча за собой полосу черного дыма. Из самолета выпрыгнул летчик и распустил парашют.

Дед со своим отцом Брониславом побежали на то место, куда он приземлился. Прадед помог собрать парашют и приказал сыну затопить его в пруду. Потом перевязал летчику раненую ногу и повел его под руку в лес.

Немцы долго прочесывали кусты и канавы, но летчика так и не нашли. Прадед надежно спрятал его. После, подлечив, переправил в партизаны. На прощание летчик дал прадеду свой адрес и попросил:

– Вернутся наши, черкани моей семье пару слов, ведь кто знает, получится ли у меня... Да не грусти, выше голову... Мы вернемся!

Наши вернулись через три года. Дед по просьбе прадеда несколько раз отправлял письма на тот адрес, что оставил летчик. Но никто не откликнулся. А как же папе хотелось повидаться с летчиком, поблагодарить его за те два слова, что светлой надеждой жили в душе всю войну: "Мы вернемся!"

Наша семья пострадала от фашистов. Не вернулся с фронта старший брат деда – Иван. Было ему 22 года. Погиб он в начале войны – "пал смертью храбрых в боях за город Винницу".

Мой прадед очень любил своего первенца. Видно, больше остальных детей. Может, чувствовал, что его век будет коротким. Как же горевал он, когда пришло известие о смерти сына! И эта боль со временем не утихла в сердце прадеда Бронислава. Мама рассказывала, что и через 30 лет после войны её дед горько плакал, услышав по радио песню «Дубочек зелёненький, Иванька молоденький…»

Несколько лет тому назад не стало и маминого дяди Михаила. Во время войны он, кадровый военный, защищал Ленинград, пережил блокаду, потерял здоровье. О войне дядя Миша рассказывал мало, не любил вспоминать – слишком больно прошлась она по его судьбе.

Сестра деда, Елена, была замужем за военным. Его, Ивана Баркова, ранило разрывной пулей в руку. Врачи настаивали на ампутации, но он не соглашался, так как был выдающимся баянистом. А когда согласился, было уже поздно – началась гангрена. Лечился Иван Барков в Бобруйске. Видимо, где-то здесь и похоронен. Сведений о месте захоронения нет. Приютом солдату, видимо, стала братская могила.

Мама и тетя рассказывали: когда приближалось 9 Мая, дед Виктор откладывал все служебные дела и говорил: "Я – к землякам." Где бы ни был он, отовсюду спешил в свою родную деревню, чтобы вместе с земляками отпраздновать День Победы.

Эти истории рассказывает нам моя мама, которая с таким же интересом слушала когда-то их от бабушки, деда, отца. Так и передаются они в нашей семье из поколения в поколение. Вот такая связь времен.

Грустно, что уже полтора десятка лет наша семья празднует День Победы без деда, что в дедушкиной деревне уже давно не осталось людей, которые в праздничный день ходили с орденами и медалями на груди. Но День Победы в нашей семье по-прежнему светлый праздник. Дед научил нас, детей и внуков, благоразумно смотреть фильмы о Великой Отечественной войне, слушать фронтовые песни, ценить памятники воинской славы. Память живет... Надеюсь, что это семейное наследие будет кому передавать…

Сергей Чеботарев
Памяти ветерана Ивана Васильевича Лысого

Давным-давно отгремела Великая Отечественная война. Заросли деревьями и травами окопы и воронки от снарядов. Зажили в душах людей глубокие раны оставленный войной. Но память несёт через годы и десятилетия образы близких людей, ветеранов.

В моей жизни был такой человек, чью память я особенно чту.

Мы были с ним похожи и от того, наверное, особенно близки. Мне посчастливилось быть с ним рядом целых 15 лет. Это мой прадедушка, ветеран Великой Отечественной войны, Иван Васильевич Лысый. На фронте он потерял ногу. Но, став инвалидом в неполные 20 лет, фронтовик нашёл в себе силы оставаться «настоящим» человеком: прожил долгую, насыщенную жизнь, работал наравне со здоровыми в колхозе, создал крепкую семью, воспитал достойных детей.

Родился Иван Васильевич 21 декабря 1924 г. в д. Суринка, что на Слонимщине (Гродненская обл.), в многодетной крестьянской семье. Он и его три брата были незаменимыми помощниками родителям. Здесь же, на хуторе под Суринкой, они встретили войну.

Прадед рассказывал, как в его памяти сохранился первый день войны. В то время в Деревянчицах строили аэродром, и многие сельчане возили туда камни. Утром 22 июня он нагрузил камней на воз и повёз их в Деревянчицы. Выехал за деревню и встретил соседа, который сказал ему: «Вернись, Иван, началась война и скоро аэродром будут бомбить!» Иван вернулся и только распряг коня, как прилетели несколько немецких самолётов, и с ходу начали бомбить аэродром. Это было воскресенье, а во вторник фашисты уже пришли на его хутор.

На три года растянулась оккупация. Прадедушка в партизаны не уходил, но был с ними вязан. Партизанам были нужны были сведения о фашистах, а в соседних Раховичах находилась немецкая комендатура. Добывая необходимую информацию, он помогал партизанам.

Сразу после освобождения Слонимского района Ивана призвали в армию. Было ему уже 19 лет. Попал он в 616 пехотный полк, воевал на 1-ом Белорусском фронте, участвовал в боях за освобождение Польши.

Однажды во время боя в окрестностях Варшавы Иван наступил на противопехотную мину, и ему оторвало ногу. Получив это страшное ранение, он не потерял сознание, у него даже не было шока. Он лежал, истекая кровью и только кричал, чтобы медики не подходили к нему, ведь поблизости могли быть и другие мины. Только когда сапёры проверили местность, ему оказали помощь. Впоследствии за мужество, проявленное во время этого боя, за готовность ценой своей жизни спасти жизни других мой прадед был представлен к Ордену Отечественной войны I степени.

Ранение было тяжёлое, Ивану сделали несколько операций. Для дальнейшего лечения перевели в Москву, оттуда его отправили в Томск. 3 апреля 1945 года 20-летний инвалид, Иван Васильевич Лысый, был выписан из госпиталя. Он вышел на костылях. Было страшно, даже жить не хотелось.

А потом прадедушка смог перебороть себя. Он решил, раз не погиб, то надо жить! И началась жизнь, которую тоже можно назвать подвигом.

Домой прадедушка вернулся 15 апреля 45 года. В Европе ещё шла война, но на освобождённой Слонимщине уже вовсю кипела мирная жизнь. В колхозе не хватало рабочих рук, и молодой фронтовик сразу включился в работу.

Обычно человеку на протезах тяжело пройти даже несколько сотен метров, но мой прадедушка обладал огромной силой воли, упорством и оптимизмом. Он добился невозможного и смог работать наравне с другими колхозниками. Трудился в полеводстве, а потом 15 лет ездил на телеге по деревням и собирал молоко.

История моего прадедушки, Ивана Васильевича Лысого, является доказательством того, что никогда не нужно отчаиваться и отступать под ударами судьбы, потому что зачастую мы не знаем, на что в действительности способны. Жизнь прадедушки была ежедневным подвигом, который будет вдохновлять не одно поколение нашей семьи жить по совести, достойно трудиться и следовать мечте, какой бы несбыточной она не казалась!

29 января 2019 года на 95 году жизни моего прадедушки не стало. Но люди живут столько, сколько их помнят. Я же не забуду его никогда.

Правнук,
Алексей Шлыкович.
Работы остальных участников конкурса будут опубликованы позже.